Перейти к содержимому


Фотография

Шри Джаякришна Дас Бабаджи

бабаджи вайшнавы джаякришна

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Ишвар дас

Ишвар дас

    Новичок

  • Модераторы
  • 5 сообщений

Отправлено 27 Ноябрь 2014 - 16:01

Шри Джаякришна Дас Бабаджи

 
Бхакти – это гравитационная сила, работающая в двух направлениях. Она притягивает бхакту (преданного) к Бхагавану (Богу) и Бхагавана к бхакте. Бхагаван притягивается к бхакте, потому что блаженством, проистекающим из бхакти, которое живет в сердце бхакты, Он наслаждается даже больше, чем блаженством, изливающимся из Своей собственной природы. Как только цветок бхакти распускается в сердце преданного, Бхагаван, подобно пчеле, привлекается его ароматом. Цветок бхакти расцвёл в сердце Джаякришна Даса Бабаджи из Камьявана, и Кришна не смог удержаться, чтобы не помчаться к нему.

 

Джаякришна Дас Баба – святой Гаудия-вайшнав в линии Шри Гангаматы Госвамини, чьим именем назван Гангамата Матх в Пури. Никто не знает что-либо о его Гуру или месте, где он жил, прежде чем прийти во Вриндаван. Он практиковал садхану под деревом на берегу Бимала-кунды в лесу Камьяван, который с течением времени частично превратился в деревню. Многие почитали Бабаджи как святого очень высокого уровня. Но мальчишки-пастушки, приходившие в Камьяван пасти коров, часто дразнили его. Поэтому Баба стал задумываться о том, чтобы уйти в более уединенное место, где он мог бы практиковать садхану без беспокойств. Но такая идея рассматривалась местными жителями как дурное предзнаменование, и они построили для него маленькую хижину.

 

Баба повторял джапу1 и медитировал дни и ночи напролёт. Он почти не спал. Сон и бодрствование – функции физического тела. Святые уровня Джаякришна Даса Бабы, поднявшиеся над потребностями тела и реализовавшие свою духовную природу, никогда не спят и не бодрствуют. Они живут в высших измерениях сознания.

 

В те времена Камьяван находился во владениях царя Бхаратпура. Раджа прознал о духовных достижениях Джаякришна Даса Бабы и загорелся желанием увидеть его. Но все его попытки повстречаться с Бабой были тщетны, поскольку тот не общался с людьми, подобными царю, всецело погруженными в мирские дела и заботы.

 

Баба обычно ходил каждый вечер в деревню за мадхукари2. Одним днём, когда он отсутствовал, царь, переодевшись простым крестьянином, пришёл и сел возле двери его хижины. Настало время возвращения Бабы домой. Но он прошёл только половину пути, как вдруг внезапно остановился и повернул назад. Баба пришёл обратно в деревню и громко закричал: «Друзья! Моя хижина полыхает! Идите и потушите огонь». Жители деревни побежали к его домику. Они были удивлены, увидев вместо пожара раджу, сидящего там под личиной крестьянина.

 

Совершив намаскар (поклон со сложенными в области сердца руками), они посоветовали ему не упорствовать в своих попытках увидеться с Бабой против воли того, ибо никто, каким бы великим и могущественным он ни был, не смог бы принудить Бабу сделать что-либо вопреки его желанию.

 

Царь смирился перед волей Бабаджи. Он вернулся в свой дворец, не чувствуя себя оскорблённым, но с изменившимся сердцем. Этот случай помог ему осознать бесполезность его силы и богатства. Он стал смиренным и свободным от мирских привязанностей. И вскоре Баба пролил на него свою милость.

 

Баба практиковал преданность Кришне в течение длительного времени. Он был охвачен горем и беспокойством, потому что Кришна всё ещё не удостоил его Своим даршаном. Одним днём, когда его кришна-вираха3 достигла апогея, толпа мальчишек-пастушков собралась на берегу Бимала-кунды. Мальчишки постучались в дверь его хижины. Но ответа не последовало.

 

Они громко закричали: «Баба! Мы хотим пить! Дай нам воды!». Но Баба не внимал им. Он полагал, что мальчишки только затем и пришли, чтобы доставить ему беспокойства. Пастушки опять закричали: «О Бенгали Баба! Что за бхаджан ты совершаешь? Какая польза от твоего бхаджана, если он делает тебя столь бессердечным? Почему ты не можешь выйти и дать нам воды? Разве ты не знаешь, что это оскорбление (апарадха) – проявлять безразличие к человеку, страдающему от жажды?».

 

После этих слов Баба вышел наружу с палкой в руках. Но, едва открыв дверь, он очень удивился, когда увидел множество мальчиков-пастушков, каждый из которых превосходил другого в красоте и сиянии, и большое стадо прекрасных коров, которых никогда не видел прежде. Его гнев тотчас же утих. Он спросил одного из пастушков с павлиньем пером в короне:

 

– Мальчик! Где ты живёшь?
– Я живу в Нандагаоне, – ответил тот.
– Как тебя зовут?
– Меня зовут Канайя.
Затем Баба спросил другого мальчика, стоящего поодаль:
– А как зовут тебя?
– Баладау4, – ответил мальчик.

 

Канайя сказал: «Баба, сперва дай нам напиться. У нас во рту так пересохло, что мы не можем говорить».

 

У Бабы не было ни чашек, ни стаканов. Поэтому мальчики сложили ладошки чашечками, и Баба лил в них воду из своей каравы5.
Когда Канайя пил, вода потоком текла на землю мимо его ладоней; ни он, ни Баба этого не осознавали. Каждый, как завороженный, был поглощён созерцанием другого, ибо такими были чары их любви друг к другу. И только тогда, когда, наблюдая эту сцену, все пастушки начали смеяться и хлопать в ладоши, они пришли в себя, и процесс подачи и приёма воды был завершён должным образом.

 

post-3-0-22535800-1417103785.jpg

 

Потом Канайя произнёс: «Послушай, Баба! Каждый день мы преодолеваем большое расстояние и возвращаемся назад, мучимые жаждой. С этого дня мы будем приходить к тебе ежедневно. Будь добр, держи для нас в своей хижине освежающие напитки». Баба ответил: «Ну вот ещё! Не приходите беспокоить меня снова».

 

Он немедленно захлопнул дверь. Но в этих пастушках было нечто настолько магически привлекательное, что, едва закрыв дверь, он снова почувствовал искушение открыть её, чтобы ещё раз на них взглянуть. К своему удивлению, он обнаружил, что все мальчики и коровы исчезли. Куда они могли подеваться за одну секунду? Что это – сон или галлюцинация? Это не могло быть сном, поскольку Баба был полностью пробуждён. И это не могло быть галлюцинацией, ибо было даже более живым и реальным, чем всё, что когда-либо появлялось перед глазами Бабы. Кроме того, сладкий и слегка сводящий с ума аромат тел пастушков до сих пор наполнял воздух, и вода, пролившаяся на землю, стояла в луже возле дверей.

 

Внезапно Бабу осенило, что Канайя и Баладау в действительности были Кришной и Баларамой, которым он поклонялся. Волны бхавы (эмоций) вздымались в его теле. По щекам струились слёзы. Он был переполнен радостью от мысли, что получил даршан Кришны, сокровища его души. Но счастье обернулось горем, когда в ум пришла другая мысль о том, что он, подобно глупцу, сказал Ему не приходить снова. Горе было так невыносимо, что его сердце разрывалось на части. Но Кришна, если боль разлуки для преданного становится невыносимой, никогда не обманывает его ожидания. Он предстал перед Бабой с очаровательной улыбкой. Но Он появился лишь затем, чтобы вновь исчезнуть. На прощание Кришна сказал: «Баба! Я приду к тебе завтра и никогда не оставлю снова».

 

На следующий день к Бабе пришла старушка вместе со шри-мурти Гопала и сказала: «Баба, я уже стара и больше не могу служить Гопалу. Я оставлю Его тебе, чтобы ты за Ним присматривал».

 

Баба ответил: «Но где я возьму вещи, необходимые для служения Ему?».

 

– Не беспокойся об этом. Всё необходимое для служения Ему будет приходить к тебе ежедневно, – сказала старушка и ушла.

 

В ту же ночь старушка в облике Вринда Деви, богини Вриндавана, явилась Бабе во сне и благословила его. Баба осознал, что Кришна пришёл к нему, как и обещал, чтобы никогда не покидать его снова, в образе Гопала. И он до конца своей жизни с преданностью служил Гопалу.

 

Баба был садхаком мадхурья-расы6. Его поведение в момент смерти очевидно доказывает это. Последними словами Бабы были: «Где моя лаханга, где моя ангия, где моя чоли7?». Это был знак того, что он, возможно, услышал звуки флейты и в спешке готовился на свидание с Кришной, когда выходил из материального тела в своём духовном теле (сиддха-дехе), в женском облике и одежде.
 
–––––––––––––––
 
1 Повторение мантры и подсчитывание количества кругов с помощью четок.
2 Собирание милостыни, превалирующее во Врадже. Святой посещал несколько домов и просил немного хлеба в каждом, подобно пчеле, собирающей мед со многих цветков. Он отказывался принимать полный обед в одном доме.

3 Страдания в разлуке с Кришной.
4 Канайя и Баладау – уменьшительно-ласкательные имена Кришны и Баларамы. Это также обычные имена мальчиков во Врадже.
5 Глиняный кувшинчик с носиком, которым обычно пользуются садху во Врадже.

6 В мадхурья-расе садхак отождествляет себя с гопи – возлюбленной Кришны или подругой Радхи.
7 Женская одежда. Лаханга – юбка, ангия – накидка, чоли – блузка.

Прикрепленные файлы






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных